Экстренная помощь социально исключенным

Интервью г-жи Элеонор Сенлис, вице-президента фонда "САМЮсосьяль Москва"

23 сент. 10

Какого рода работу проводит Ваш фонд?
Мы работаем с бездомными подростками. Это люди, которые исключены из общества и не способны попросить о помощи. Их мы и ищем в мегаполисе и предлагаем так называемую полидисциплинарную помощь — медицинскую, психологическую, социальную, правовую — с тем чтобы они имели возможность вернуться в социум. В частности, помогаем получить документы. У нас сформированы передвижные команды, в состав которых входят медики, психологи и социальные работники, с нами сотрудничают юристы. Проблема в том, что здесь, в Москве, нет дневных центров, а на
улице психологическую работу вести сложно. Поэтому пока мы оказываем только экстренную психологическую помощь, а хотелось бы обстоятельно подойти к этой проблеме, и вот сейчас обдумываем, как быть.
В Москве у нас очень скромная организация. Недавно в городе был создан социальный патруль, и мы планируем с ним сотрудничать — будем заниматься подготовкой кадров, но и работу на улице продолжим.

Я хочу поблагодарить Вас за то, что Вы делаете для наших детей. Чем Вы планируете
заняться в ближайшем будущем? Видимо, строительством дневного центра?
Нет, у нас никогда не будет для этого достаточно средств.

Может быть, его построят российские власти или появятся какие-то меценаты?
Мне кажется, этим могла бы заняться московская мэрия. Почему нет?
Так или иначе — этот вопрос надо решать.


Растет ли сейчас количество бездомных людей? Или всетаки их со временем становится меньше?
Среди бездомных стало меньше молодых — во всяком случае, в Москве и Московском регионе, и это хорошо. И второе: они теперь менее заметны, т.е. еще более отчуждены от общества.

Прячутся?
Да, да, прячутся, и нам трудно с ними связаться. И тем не менее количество бездомных уменьшилось — государство хорошо поработало.
Те молодые люди, с которыми мы общаемся, испытали какую-то психологическую травму. Например, это дети, убежавшие из семьи, потому что там их били или потому что их родители пьют, или дети, убежавшие из детских домов, как правило из регионов. Но бегут и от нищеты, из городов, где для них нет будущего. В Москве сейчас открыты хорошие центры для бездомных детей: как кажется, ситуация постепенно улучшается. О регионах мне трудно говорить, потому что мы там, к сожалению, не бываем.

А почему человек уходит из общества?
У этого явления есть причины универсальные и есть, скажем, специфические. Человек, что называется, утрачивает свою личность. Ведь дети бегут и из богатых семей.

Они перестают верить окружающим?
И окружающим, и самим себе. Понимаете, эти дети, оказываясь на улице, быстро меняются. У них вырабатывается совершенно другая психология, другие навыки, другие ценности. Их очень трудно вернуть в общество, потому что на улице им живется лучше, чем дома.